Ностальгия по нулевым или Мода на винтаж и откровенная сексуальность: почему мы снова влюбились в эру Тома Форда в Gucci

Ностальгия по нулевым или Мода на винтаж и откровенная сексуальность: почему мы снова влюбились в эру Тома Форда в Gucci
21.05.2021
Ностальгия по нулевым или Мода на винтаж и откровенная сексуальность: почему мы снова влюбились в эру Тома Форда в Gucci

Когда показ Gucci Aria открылся брючным костюмом из красного бархата, модные старожилы (и просто те, кто знаком с индустрией чуть дольше пары сезонов) моментально узнали в нем привет из прошлого. В практически идентичном образе, созданном Томом Фордом, в 1996-м вышла на красную ковровую дорожку премии MTV VMA Гвинет Пэлтроу (и помогла сделать его бестселлером). В письме Алессандро Микеле, которое модные редакторы и друзья Gucci получили сразу после презентации, креативный директор бренда заявил, что «присваивает себе сексуальное напряжение Тома Форда». Ход столь же логичный, сколь и неожиданный. Не спорим: на первый взгляд, двух более разных дизайнеров, чем Алессандро Микеле и Том Форд, сложно придумать. Но не стоит забывать, что Gucci в этом году исполняется 100 лет — и нет более очевидного способа отметить круглую дату, чем знаковыми цитатами из архивов. Пока мы смахивали скупую слезу нахлынувшей ностальгии, про еще один узнаваемый образ эры Тома Форда в Gucci напомнила Рианна. Певица и бьюти-магнат надела бархатную рубашку цвета ночного неба, испещренную знаменитыми монограммами с буквами G, из осенне-зимней коллекции 1997-го года. А за пару недель до последнего показа Рири выбрала расшитые перьями джинсы сезона весна-лето 1999 — об этом выходе написали буквально все большие и маленькие издания. Конечно, она не первая из знаменитостей стала часто носить дизайнерский винтаж: это уже который год практикуют Ким Кардашьян, Белла Хадид, Бейонсе и FKA Twigs. Интересен был выбор именно Gucci авторства Тома Форда, а не Jean Paul Gaultier 90-х или Dior Джона Гальяно, которые уже почти стали мейнстримом. Учитывая безупречную модную репутацию Рианны (и внезапный оммаж в последней коллекции Алессандро Микеле), многие тут же задались вопросом: откуда этот новый всплеск интереса именно к этой странице в истории итальянского бренда? По правде говоря, внимание к этой эре никогда совсем уж не сходило на нет. Все-таки именно Том Форд вернул Gucci к жизни — и в этом качестве его будут помнить всегда. В 1990-м, когда он пришел в бренд в качестве дизайнера женской линии одежды, тот находился на грани банкротства и забвения. Чтобы реанимировать пациента, действовать нужно было решительно. «Дефибриллятором» стала эффектная смесь джет-сеттерского гламура в духе 70-х и откровенной, даже разнузданной сексуальности. За считанные годы она заставила весь мир снова говорить о марке с придыханием. Финансовые результаты тоже не заставили себя долго ждать: к 1995-му прибыль бренда удвоилась, а к 2000-му составила рекордные на тот момент 4 млрд долларов — астрономическая сумма даже по нынешним меркам. Этому времени даже посвящен целый фанатский инстаграм-аккаунт Tom Ford for Gucci, авторы которого бережно собирают архивные фото и видео, чтобы делиться ими с подписчиками. И все же: именно сейчас Gucci авторства Тома Форда стал возникать на горизонте непривычно часто. Почему? Начнем с очевидного: ностальгия по концу 90-х и началу 2000-х. Вещи того времени наконец стали по праву считаться винтажными — и к ним теперь полагается относиться с тем же трепетом и почитанием, какие мы привыкли адресовать музейным платьям Dior и твидовым жакетам Chanel 60-х. И игнорировать такое яркое явление того времени, как возрождение Gucci под руководством Форда, просто невозможно — логично, что спрос на его вещи на ресейле вырос. Вторая причина — возвращение стратегии sex sells. Затянувшаяся безрадостная пандемия и, опять же, возрождение трендов 2000-х вернули нам и желание скорее раздеваться, чем одеваться. А уж в этом Том Форд всегда был главным экспертом. Созданный им за 14 лет руководства Gucci стиль даже прозвали «порно-шик» за предельную, местами даже шокирующую степень откровенности. Сформировать эту эстетику ему помогли стилист Карин Ройтфельд и фотограф Марио Тестино — все это время они работали над рекламными кампаниями Gucci втроем. Они снимали моделей полуобнаженными и в двусмысленных позах, намекающих на БДСМ-сессии и групповой секс. Самой скандальной получилась реклама сезона весна-лето 2003. На одном из снимков модель Кармен Касс приспускает короткие голубые шорты из сатина, обнажая интимную стрижку в форме буквы G. Этот кампейн лидировала по количеству жалоб — а в Великобритании даже была создана петиция с целью запретить его публикацию в журналах. «У коллекций Gucci времен Форда было все то, чего всем снова хочется: нарядность, женственность, сексуальность. На смену безразмерным худи, за которыми мы прятались весь прошлый год, спортивных штанов и ugly shoes, приходят облегающие мини, шпильки, анималистичные принты без пошлости, вырезы и открытая зона декольте», — объясняет команда платформы «Ничего Нового», которая занимается изучением рынка ресейла и винтажа. «Тут просто все удачно совпало: и продолжающаяся уже несколько лет мода на 90-е, и возращение смелых ранних нулевых, и однозначный тренд на винтаж. В целом, возращение в моду культовых вещей из прошлого — всеобщий тренд, который в ближайшем будущем будет только расти. Мы много пишем об этом в нашем телеграм-канале и считаем, что винтажная одежда как никакая другая решает запрос на уникальность и дает возможность формировать свой собственный стиль». И потом, вернемся к тому, с чего начали: Gucci исполнилось 100 лет. Логично, что такая круглая дата заставит нас еще не раз обратиться к истории Дома. А период Тома Форда — определенно один из ее самых ярких эпизодов, нравится он вам или нет. Так что не стоит удивляться, если до конца этого года мы будем еще чаще видеть звезд в узнаваемых винтажных бархатных костюмах и платьях с соблазнительными вырезами. Быть может, какой-нибудь музей даже решится на ретроспективу Форда — и посмотреть там будет на что. Главное, чтобы никаким планам не помешала великая и ужасная пандемия.



Вернуться к списку